снегопад

Снегу черпнувши щербатой лопатой,
Лик я задрал к небесам молчаливым,
Откуда неспешно и даже лениво
Валят, согласно прогнозу на дату,

Сотни снежинок, собравшихся в хлопья,
И лезут в немытое наше пространство.
И в ритм виртуальный степенного вальса
Охотно ныряю как будто в сугроб я.

Величие чувства неописуемо.
Физика магии непредсказуема.
Явен лишь  сумрачный кот.

В чудо поверить неистово хочется.
Пёс на тропинку застенчиво мочится...
А снег равнодушно идёт.
22.02. (12:30-13:46)

Пастернак. эпиграмма

Однажды, за далеким морем

Политики всхвалили¹ Борю,

Не потому, что круто пишет,

А всем врагам своим на горе.


Про то, что «доктор» — это лажа,

Писали в ихних Штатах даже,

Но в схватке двух идеологий

Сойдет и книжка для куража².

_____________________________

¹ намек, что БП чересчур увлекался словотворчеством;

² и крайне вольно обращался с ударениями.

про графоманию

***

Чешутся мысли и чешется срака —

Это напал пресловутый свербёж,

И неуёмный бумагомарака

Вновь начинает ментальный пердёж.

(no subject)


Понаписав немало слов,

Мне не понравился улов

Залетных рифм и слабых строк.


Но каждый рукописный знак

Мне друг душевный, а не враг,

Коль записать его я смог.


НГ №... (почти сонет)

Вот только-только Новый Год настал.

Ещё гремят за окнами салюты,

Ещё не ясно — люто или круто

Нам будет жить, а я уже устал.


Усталость впрок и годовым авансом

Мне выдала весёлая судьбина.

И с пафосом старинного романса

Вдруг стала таять под ногами льдина

Пустых надежд и чаяний моих.


И беззаботный изначально стих

Переродился в депрессивный бред,

Который тут же криво усмехнулся,

И рифмой отглагольной обернулся,

И стал почти классический сонет.


Игры Разума

(поднимаю стих, ибо год прошел, а стало хуже)


Игры разума - не для слабых.

Не для тысяч усталых нищих.

Накормите их! - скажут, -  дабы

Не мечтали они о пище.


Вот тогда-то они покажут

Интеллект и духовные выси,

Кишкоблудство по стенке размажут,

Заклеймят неразборчивость крысы,


И прожорливость гиппопотама

С ироничной ухмылкой осудят,

Свято веруя в секс и рекламу...

Что поделать - они лишь люди.


Безобразя лицо брезгливо,

Поспешат сквозь толпу неимущих.

Мало жизни! - Дай жизни красивой!

Ну а мы? Ненамного лучше...


Про голодные дни забываем,

Лишь вступив в золотые чертоги,

Бедняка вряд ли уж понимаем,

И, конечно, забыли о Боге.


Голод мерзок, пресыщенность - в кубе!

Затекают мозги жирным потом,

Буржуа непременно будет

Грешить играми патриотов.


Заменив интеллект празднословьем,

Изрыгая вербальный студень,

Гадят будущее и здоровье...

Что поделать - они лишь люди.


Узколобость почти осязаема,

Значит больше всегда недосказанность,

Там, где разум желудку мешается,

Начинаются Игры Разума.

Еще про вирус

нет, он не злой — он словно тот актер

второго плана, что стоит в кулисах

и ждет свой миг, а крах или фурор

спектакль ожидают — дело лысых,

седых, небритых жадных стариканов;

нуворишей и как бы меценатов;

тусовщиков парламентской палаты,

хранящих сундуки в заморских странах...


а бедный вирус тут сидел всегда,

он не был ни крутым, ни всемогущим,

пока не получил под зад пинка

от жадных до рулизма власть имущих,

и вылетел на сцену.

и теперь

он так хорош, что обмирают яйца!

он популярный и ужасный зверь —

внебрачный сын пиндосов и китайцев.

Всё хорошо! (covid 19)

Всё хорошо. Весна пришла.

Звенит монетами мошна.

И жизнь не так уж и страшна.

И да-с, нам не идти по миру-с.

Но деньги что-то не берут,

Ведь на банкнотах, коль не врут,

Сидит с кинжалом, словно Брут,

Изысканный коронавирус.


Он не для всех и звать не так.

Но это, в сущности, пустяк:

Ведь я не стану как дурак

Орать вовсю: Спасайтесь, братцы!

Хватайте шляпы и пальто!

Скупайте гречу, а не то

Сыграет с вами в спортлото

Коварный COVID девятнадцать!

Унылый сонет

унылый цирк, унылое кино,

унылое правительство и власти...

существование не дарит больше счастья,

поскольку, блядь, уныло и оно.


унылая попытка обуздать

унылых гопников и оффи легионы,

и на волне унылости поймать

унылой элитарности корону.


корона-вирус (впрочем, без венца),

уныло требуя фатального конца,

явился в виде странного сюрприза.


унылого пера апологет

уныло сочиняет сей сонет,

а в кухне тихо бредит телевизор.